Заявка

Для желающих принять Символ Веры
Ф.И.О*


Город*


Готов приехать в ашрам*
Дата заочного принятия символа веры*


Дата рождения*


Контактный e-mail*


Приехать на семинар монаха*
Защита от автоматического заполнения
Введите слово с картинки*:
 
 
Всемирная Община Санатана Дхармы
Национально-культурное сообщество ведических ариев
Календарь Веда Локи
2020 ГОД – ГОД ПРОПОВЕДИ ДХАРМЫ
20 Сентября
Воскресенье
2020 год

00:00:00
Время
по ведическому
летоисчислению
5121 год Кали-юги,
28-я Маха-юга
7-я манвантара
Эпоха Ману Вайвасваты
кальпа вепря
первый день 51 года
великого
Перво-Бога-Творца

Ответ монаха

                                Знакомый с Учением Адвайты мирянин

                                        Монаху с упреком сказал:
                                                «Ты ушел в Монастырь, 
                                Свободу ты променял на стены, 
                                        От жизни убежал. Создал ты себе рай 
                                                Вдали от людей и забот, 
                                А попробуй идти к Истине 
                                        Здесь и сейчас, в гуще мира, 
                                                Работая, заботясь о семье.

 

                                Ты учишь Адвайте, а Адвайта говорит:
                                        «Лишь Абсолют реален, а мир есть

                                                Иллюзия».
                                Ты же, отрицая мирское, привязался к

                                        Монашеству, отвергая одно, 
                                                Ты принял другое, 
                                А я вот понял это, и не ищу ни мирского, 
                                        Ни монашеского.


                                Живешь ты по Уставу монастырскому, 
                                        А я же свободен, спонтанен и

                                                Вольно живу, словно птица.
                                Коль мир иллюзорен, осознай, 
                                        Что все иллюзия. 
                                Зачем тогда уходить в монастырь?
                                        Коль все есть Абсолют, неужели

                                                Его нет в обычном доме 
                                        И семейной жизни?

                                Если практика сводится к осознанности, 
                                        К чему обращать на нешние формы

                                                Внимание?
                                О, друг, и я практикую, и не вижу различий

                                                Между нами.

                                Не понимаю, в чем ты преуспел?
                                       Играя в миру, я к нему не привязан 
                                                И все принимаю.
                                Для меня весь мир – монастырь, 
                                        И каждый в нем мне – учитель.
                                                Слушаю сердце свое, 
                                        Потому и живу я счастливо.


                                Ты же – от жизни бежишь, мирское

                                        Не любишь и женщин боишься. 
                                                Работать не любишь, 
                                Лишь подаяние просишь, а пользы

                                        Другим от тебя никакой.
                                                Потомство не растишь 
                                        И живешь эгоистом.
                                И чему ты хочешь меня научить?»

 

                                Монах, смиренно улыбаясь, пребывал  в                                         Раздумье,  словно бы смущаясь,                                                  Затем неслышно молвил, 
                                        Очи потупив:
                                «Брат, воистину, ты прав и все твои                                          Упреки принимаю, но лишь позволь 
                                                Мне кое-что сказать.

                               Ты прав, бегу я, бегу я что есть мочи 
                                        И так, как только хватит сил.
                                                Но только не от мира, 
                                А бегу я к Пробуждению, к Совершенству, 
                                        Ибо нет у меня сил стоять. 
                                              Словно огонь сжигает мое сердце, 
                                И кровь кипит, и плоть трепещет, 
                                        И нет сил стоять, плестись или идти, 
                                                Могу я лишь бежать, 
                                        Насколько хватит сил. 
                                Бегу я, как могу, а все равно не успеваю.
                                        Ведь за умом святых мне не угнаться 
                                                И их самадхи повторить.
                                О, если б быстро мне бежать, как Миларепа,
                                        Бодхидхарма, Хуинен и Рамакришна!

                                Ты прав, про мир давно уж я забыл, 
                                        Про мир забот суетных. 
                                                Тех, кто духом мертв, 
                                Про мир, где Дхармы нет. Забыл я, 
                                                Как обусловленный мой ум 
                                Меня дурачил, и как цепляния за «я» 
                                        Держали вечность в клетке эго. 
                                              Забыл я, как змеи клеш меня                                                    Душили, 
                                И как душа, словно в силках, 
                                        Металась, разрываясь 
                                                Между Истиной и суетой. 
                                Забыл я, что такое тамас, гнев, гордыня, 
                                      Фальшь и похоть. Забыл я, что есть мое 
                                                 И что чужое, 
                                Ведь мир теперь весь мой! 
                                        Забыл я, кто родной мне, 
                                                 А кто чужой, 
                                Теперь ведь все живые существа – 
                                        Моя любимая семья. Забыл я, 
                                                Кто враг мне и кто друг, 
                                Ведь брата вижу в каждом. Забыл, 
                                        Где точно есть мой дом, 
                                                Ведь вся вселенная 
                                        Мне служит домом, 
                                И мне теперь, поверь, 
                                        И вспоминать всерьез о старом 
                                                Неохота, а мир…»

                                Монах в раздумье огляделся:
                                        «Куда же от него сбежишь...
                                                Мир – это все, и он остался, 
                                И я весь в нем: живу, дышу, хожу, 
                                        Смотрю и вижу, так же, как и ты.
                                                 И монастырь – все тот же мир: 
                                И небо синее, и горы, сосновый лес, 
                                        Серебряные звезды, 
                                                 И капли утренней росы, 
                                И ярко-красный блеск вечернего заката, 
                                        И ранний снег, и струи майского дождя, 
                                                 И первая звезда, 
                                И свет полуночной луны, 
                                        Мерцающий в зеркале реки. 
                                                Весь мир в монастыре остался, 
                                И уж поверь, о, друг, от него мне никуда 
                                                 Не убежать.
                                А как богат тот мир, что есть внутри!
                                        И в чудном сне не мог 
                                                Себе бы я представить, 
                                Пока не испытал в самадхи 
                                        Красоты дивные в обителях богов, 
                                                 Апсар наряды 
                                И нежность пения гандхарвов, 
                                      Могущество царей из мира нагов, 
                                            Величие дворцов Небес богов 33-х, 
                                Неукротимость дакинь 
                                        И безумие разгневанных божеств.
                                                Но даже это все ничто, 
                                Когда войдешь в глубокое самадхи, 
                                        Где нет ни «я», ни «ты», 
                                                А есть лишь чистый свет 
                                                        Истока Бытия.

                                А монастырь – это святая школа, 
                                        Где дух твой плавить помогают                                                 Сиддхи-мастера, 
                                Где воля-сталь калится 
                                        В тренировках денно, нощно.
                                                Где дух Учений тайных 
                                Суть свою являет, где боги, сиддхи                                                   И  Учителя 
                                Свое благословение посылают. 
                                        Где плоть смиряют тапасом                                 Суровым, где сердце-кровь святых 
                                        И ныне пребывает. Где дух самадхи 
                                                Пестуют в ритритах, 
                                Где чванство и гордыню мелочного «я» 
                                        Уздою дисциплины усмиряют, 
                                                А, усмирив, 
                                В божественную гордость духа 
                                                Выплавляют.

                                Монастырь – это алхимика тигель, 
                                        И в нем монах-алхимик 
                                                Клеш делает возгонку, 
                                Чтоб, трансмутировав их, 
                                        В мистическое золото 
                                                И философский камень 
                                        Превратить.
                                И день, и ночь без отдыха и страха 
                                        Свое великое он деланье вершит.
                                                Энергию, внимательность 
                                И созерцание пестуя, ни на миг не отвлекаясь, 
                                        И все условия святых и наставления 
                                                Скрупулезно соблюдая, 
                                Дабы не упустить крупицы 
                                        Драгоценных поучений.

                                                Работать, друг, 
                                Я искренне люблю, да только не видна 
                                        Моя работа. И день, и ночь, 
                                                Не покладая рук, 
                                Пашу я поле своего ума, и пни, и корни клеш 
                                        Корчую. Этот тяжкий труд 
                                                Лишь тот поймет, 
                                         Кто сам его прошел. 

                                Ошибся, брат, потомство я ращу, 
                                        Да только не по крови, а по духу. 
                                                И дети мои в духе живут 
                                        По всему миру, 
                                И ради них мои труды, чтоб, 
                                        Сердца пламя вырвав из груди, 
                                                Им день и ночь в пути светить, 
                                        Себя же не жалея.

                                Ты прав, сказав, что я отвергнул что-то, 
                                        А что-то принял, здесь не спорю.
                                                Отверг я клеш смертельный яд, 
                                И, словно змей опасных, я отверг 
                                        Гордыню, похоть, гнев и алчность, 
                                                Отверг рассеянность ума 
                                И искушенья плоти, отверг я мыслей сон, 
                                        Держащих в клетке самобытия.
                                                Отверг цепляния за «я», «мое», 
                                Отверг все планы, страхи и надежды, 
                                        Имущество, очаг, и суету забот, 
                                                И принял святость Дхармы, 
                                Очищения и совершенства путь,
                                        Учителя я принял и общину, 
                                             Взнуздание ума и дисциплину тела, 
                                И мудрость сутр, и наставления тантр, 
                                        И почитание святых, 
                                                И принял я обет служить 
                                Всем существам во благо, 
                                        Пока не исчерпается сансара, 
                                                И к Просветлению идти, 
                                Пока живу, дышу и верю. 
                                        И я не вижу здесь ошибки, 
                                                Ведь отверженье и приятие 
                                Лишь внешнего коснется, дух Истинного «Я» 
                                        Ни капли не затронув, ведь Атман 
                                                Вне приятий-отвержений. 
                                И коль ты так живешь, не принимая и не                                         Отвергая, паришь ты высоко, 
                                                Словно Даттатрейя 
                                И все святые-махасиддхи, 
                                        Ведя в миру игру безумца-авадхуты, 
                                                И не нуждаясь в дисциплине, 
                                        В самообуздании, 
                                То прости, тебя не распознал я, 
                                        И в смирении перед тобой 
                                                Я складываю руки. 
                                Знать, до тебя мне далеко, увы,                                           Самадхи мое еще не совершенно, 
                                                И сиддхи не набрали силу.

                                Что мир иллюзорен, то я понял давно. 
                                        Куда ни смотрю, 
                                                Лишь вижу магический фокус, 
                                Театральное шоу, подобное сну, 
 


Возврат к списку

Контакты "Всемирной Общины Санатана Дхармы":
Трайлокьядеви +38 097-415-1900, sadhuloka@gmail.com

Yandex.Metrica